* * *

***
Очи синеют, как реки чисты!
Я утопаю в лазури их весенной,
небо счастливое молкнет как ты,
тополь обнаявшее с нежностью песенной.

Это любовь мне воркует — она
в омутах этих невидима прячется,
и предо мной голубеет страна,
ширясь путями далёко манящими.

Как приласкаю головку твою
мигом забуду тоску да усталость...
Имя людское почто не поют?
Каждому данную славную малость!...

Перьо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


***
Сини, чисти, дълбоки очи!
Аз потъвам в лазура им пролетен,
а небето щастливо мълчи
и целува нежно тополите.

Слушам как звучи любовта,
нейде много дълбоко скътана,
и пред мен изгрява света
все в примамливи прави пътища.

Милвам тая скъпа глава
и забравям скръбта, умората...
Аз не знам — може би затова
носят своето име хората!...

Пеньо Пенев

 

***
Ветер, налетай, не позволяй мне уснуть в покое, не давай мне и на миг забыть воздвигнутые леса, улыбки и слёзы, и рассветы над городом, и мокрые мостовые, и эту вечную тревогу! 

Из дневника поэта

Где-то далеко, вдали по небу
нешто канула во тьму звезда,
но раздался яркий путь (эх, мне бы),
а она пропала, вот беда.

Нет. Огнятся новые заводы,
светят города моей страны.
Мы вот так же канем словно в воды,
а пути останутся видны.

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


***
Ветре, връхлитай върху мене, не позволявай да заспя в покоя, не ми давай ни миг да забравя тия изправени скели, тия усмивки и сълзи, и тия зори над града, и тия мокри паважи, и тая вечна тревога!

Из дневника на П.Пенев

Не. То светят новите юзини,
градовете в моята страна.
Ний вървим така и дето минем —
в пътя ни остава светлина.

Някъде далече по небето
сякаш минала една звезда,
и сега така широко свети
ярката оставена следа.

Пеньо Пенев

 

***
Может быть, и она здесь стояла
близ улыбчивой клумбы цветов.
Ручка ветра ей косы ласкала,
златокудрые косы… Не то.

Может быть, и она здесь мечтала
о возлюбленном свет-женихе?
Улыбаясь, мне клумба смолчала,
и каштаны молчок о грехе.
Может быть...

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


***
Може би тук и тя е стояла
край засмените цветни лехи.
Тоя същият вятър е галил
златокъдрите нейни коси...

Може би тук и тя е мечтала
за любимия светъл жених...
Само старите кестени знаят
и засмените цветни лехи.
Може би...

Пеньо Пенев

 

Ночь

Деревья, слышу, рядом расшумелись,
внезапный ветер ветви всколыхнул,
а облака этажием возделись —
и наш костёр пригас, не то уснул...

Вздыхает лес, в тоске ужасной стонет,
рыдает лес, взвывает и кричит...
И жёлтый сполох в «олове» не тонет,
а в небе гром глухой едва трещит.

Последний чур* вздымает горечь дыма
последний чур передо мной горит...
Одна искринка в тьме мигает мнимо —
и крупный дождь уже гляди ядрит...

Во мне чадит последняя надежда
и гаснет, точно чурка без огня...
Письма всё нет — мне мука смежит вежды...
Жена-милашка, забывай меня!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы
* зд. сокр. чурка, — прим. перев.


Нощ

Дърветата край мене зашумяват,
внезапен вятър клоните люлей...
В небето облаци се накълбяват —
и огъня ни лагерен гасней...

Гората дъха стонове тъжовни,
гората в плач бучи, ръмжи, пращи...
Жълт пламък реже облаци оловни,
в небето смръщено глух гръм трещи.

Последната главня горчив дим вдига,
последната главня пред мене грей...
Една искрица в тъмнината мига
и едър дъжд започва да се лей...

Последната надежда в мен изгасва,
изгасва като сетнята главня...
Писмо пак нямах — мъката нараства...
Забрави ме ти, миличка жена!

Пеньо Пенев

 

***
Моя душа  не современный ресторан, 
чтоб в ней гуляли всяческие дамы!
Я не желаю тратить гордый свой талант
на мелочи и личностные драмы!

Ведь целый мир в борениях бурлит
и взрывы омрачают небосводы
и через год война вдруг налетит,
вдруг небежит на мирные народы!

Я гневно сваливаю нерешительности бремя
в сентиментально-нежный улей!
Я в строй стаю —
командуй маршем, время,
и пусть летят
стихи мои как пули!

Тебе мой трудный путь: он нижет грохот
и сон пустой сон сметает в скоротечность.
До новой встречи! Ждёт меня эпоха,
заждалась сына солнца вечность!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


***
Душата ми не е модерен ресторант,
за да гуляят в нея разни дами!
Не искам да пилея гордия талант
в дребнавости и лични, празни драми! —

Когато цялата планета ври в борби
и взрив тежи на дните в небосводите,
когато следната година може би
война ще връхлети върху народите!

На колебливостта отхвърлям гневно бремето
в излишна нежност и сантиментални думи!
Аз искам в крак да бъда
с марша смел на времето
и да воюват
стиховете ми — куршуми!

За теб е труден моят път сред грохота,
разбил съня на празна суета.
Довиждане! Мен чака ме епохата,
Сина си слънчев чака вечността.

Пеньо Пенев

 

На посту

Лес молкнет, с каждым часом тише и темней.
Над ним бела луна заходит, всё бледней.
Полночный ветер рядом пляшет меж ветвей.
Товарищи мои в шатрах умолкших спят...
В моих руках тяжёлый стынет автомат.

Коль этой ночью, встрепенёшься ты во сне,
рукою трепетной потянешься ко мне,
припомни, милая, что я не на войне,
а на посту под звёзд неслышный перезвон
тебя храню, твои покой и мирный сон!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


На пост

Гората тихо, тихо шушне и тъмней.
Над нея бялата луна захожда и бледней.
Край мене нощен вятър клоните люлей.
Другарите ми спят… Палатките мълчат.
В ръцете ми тежи и студенее автомат.

Ти някога пробудиш ли се през нощта
и ме потърсиш с трепетна ръка,
спомни си, мила, че далеч от теб сега
стоя на пост под звездното небе отвън
и бдя за теб и бдя за мирния ти сън!

Пеньо Пенев

Комментариев: 0

* * *

Нависли тучи

Нависли тучи ныне надо мной...
Как дерево, рожающее плод
не жду я молний, нужен мне покой:
народ устрой-ка мне громоотвод.

Покуда молний личных взыскую —
ведь должен много людям и годам —
я песнь свою, как силу молодую
в борьбе за радость общую отдам!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Надвисват облаци

Надвисват облаци сега над мен...
Като дърво, което ражда плод,
за да не бъде рано поразен —
станете ми гръмоотвод.

Не трябва гръм над мен да пада,
към хората аз имам дълг голям.
Аз песента си — тая сила млада —
на тях в борба за радост ще отдам!

Пеньо Пенев

 

Я, один из народа

Я не грёжу
бессмертие
и дороги в тверди, мне фуфайка тепла
днём зимой. Бессмертное
пусть навеки
останется, построеное здесь
мной!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Аз, един от народа

Не мечтая
безсмъртие
и пътища леки, а ватенка топла
за зимния ден. — Безсмъртно
нека остане
навеки построеното тук
от мен!

Пеньо Пенев

 

Решимость

Дней моих чёрная старость
кусом в гортани горчит...
Юности дерзкая ярость
слышно из сердца кричит!

Ярости сущего мало —
в жилах кипит и зовёт...
В чёрной ночи перевалом
штык меня блёсткий ведёт.

Время пусть точит рогатки
зверю, а я, человек,
с ловчим играю не в прятки:
мой героический век!

Он громогласием эха
голос мой пустит в тираж!
Бурная битва-эпоха, 
твой я рабочий и страж!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Решителност

Черният залък на дните
в гърлото спира, горчи...
На младостта ми в гърдите
дързостна ярост ечи!

В гневен протест закипяла,
вика кръвта ми, крещи...
В черната нощ над превала
щик пред очите лъщи.

Нека преграда да слага
времето: аз съм човек!
Аз ще прекрача и прага
на героичния век!

Той в гръмотевичен грохот
с моя глас ще проехти!
Бурна, кипяща епохо,
бойно поле си ми ти!

Пеньо Пенев

 

***
Осень, леса порыжели,
длинен рубеж огневой;
небо седое на елях
пляшущих в зной громовой.

Нивы да нивы за ними
людом, туманом полны:
где-то, пока молчаливы,
пушек зевают стволы.

С ночи в лугах огнемёты
вымолкли, вахту неся.
звеньями мчат самолёты,
видимы всеми и вся.

Алча брони, батареи
бдят, ожидают приказ;
щерятся наши траншеи —
выблеск штыков не для глаз.

«Максим» зелёнкой укрывши,
ждёт пулемётный расчёт
лента патронов не дышит —
очередь пламя речёт.

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


***
Есенни гори ръждиви,
дълъг огневи рубеж;
тегнат небесата сиви,
разлюляни от гърмеж.

Зад горите — ниви, ниви,
пълни с хора и мъгла;
зеят скоро мълчаливи
оръдейните дула.

В доловете огнемети
дебнат още от нощта;
ескадрили самолети
се задават на ята.

Бронебойни батареи
чакат заповед и бдят;
из окопи и траншеи
остри щикове блестят.

С цев, маскирана зад клони,
и картечният разчет
чака, в лентите с патрони —
да изпрати огнен ред.

Пеньо Пенев 

Комментариев: 0

* * * (сатира П. Пенева)

Маменькин сынок

Гладко выбрит и зализан,
он — до папы не дорос —
по верхам, не зная низа,
шляется, задравши нос.

Наш герой не тронет лапой
дела — не было беды.
Сына кормят мама с папой
ни к чему ему труды.

Принаряженый на тыщи,
он как важный господин
лёгкой жизни вечно ищет
Габардинов Габардин!...

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Мамино детенце

Гладко винаги обръснат,
и пак зализал алаброс,
той се шляе вечно лъснат,
тук и там навирил нос.

Работа не ще да хване
днеска нашият герой.
Татко му го храни,
що пък да се мъчи той?!

Издокаран все се мота
като важен господин. —
Търси лесното в живота
Габардинов Габардин!...

Пеньо Пенев

 

Облака

Пресмыкаясь, облак веет
рванный настежь свой халат
громом-молниями блеет,
мол, дождя отсыпать рад.

Блеск да треск в небесной дали;
облак, ты смотри, пропал
сбрызнул ниву — вы видали —
парой капель, скор и мал.

Знаю, ходит, нос задравши
низом облако в штанах:
парой капелек помашет,
а гремит… каков размах.

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Облаци

Плъзва облак и развява
дрипавити си поли;
с гръм и мълнии разправя
че се кани да вали.

Бляска, тряска в небесата,
после хуква изведнъж —
капнал бързо над нивята
само две-три капки дъжд.

И друг облак аз познавам —
облак в гащи, с вирнат нос.
Две-три капки полза дава,
но трещи… и има пост.

Пеньо Пенев

Комментариев: 0

* * *

Зрелость

Cирены нас бодро зовут
и толкуют,
что детство линяет с заглавной...
Взлетают на битву
бойцовские люди
орлы нашей Родины славной
Ты здравием полон
в походе обоза,
вчера же был
выжатый просто
Страдал ты,
нестарый, не в скрепах склероза,
а разве что
детскими хворями роста.
Мы две пятилетки в жути взросленья
исполнили, мужество встретив.
Теперь, закалившись,
мы бодро идём
по кручам
нехоженой третьей!
Со временем нашим железобетонным
крепчает формат человека!
бой мечт наших молотом тысячетонным
хорош наковаленке века...
— Звени, мужество!
По склону веры дерись,
кованая смелость!
Сквозь битву за коммунизм
шествует
наша зрелость!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Зрелост

Сирените бодро зоват
и говорят,
че детството вече отмина...
Излитат за битка
решителни хора —
орлите на мойта Родина.
Със здраве е пълен
на дните обоза,
а вчера те
болест боляха.
Не беше то
старческа болест — склероза, —
на растежа ни
детските болести бяха.
И две петилетки после дойдоха
с тревогите на пубертета.
Сега, възмъжали,
вървим на поход —
по прекото
на петилетката трета!
От времето ставаме като бетона —
заякваме повече ний!
Чукът на мечтите ни с хиляди тона
на нашия век наковалнята бие...
— Звънти, мъжество!
По склона възлизай
на вярата
с изкованата смелост! —
През битката за комунизъм
иде
нашата зрелост!

Пеньо Пенев

 

Мы из двадцатого века
Митко, Лене и Живке

Говорит вам,
потомки-наследники,
современник мой!*

Я говорю
роще запретной
сердцу людскому
Покусочно
дню твердыни
Видела ль прежде
такое
эта планета? Кто занимал
как мы
этот пост?
К берегам новых столетий
мы суть одно
поколение-мост! Верно что
велика радость
истинно знать,
что
и зачем
ты творил? — Я б никогда,
ни на что
и ничем радость свою
не заменил!

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы
* «говорЯ» вместо «говорИ» — похоже на типичное для чисто мужского разговора неправильность окончания глагола, или это— западноболгарская особенность лит. языка; первые три строки стихотворения — вступление от имени 20-го Века, а далее следует речь его современника, — прим. перев.


Ние от двадесетия век
На Митко, Лена и Живка

Говоря на вас,
потомци-наследници,
съвременник мой!

Говоря
на строг заповедник
сърце човешко
Късче по късче
на деня от твърдината
Кога е виждала
това
планетата? Кои са стояли
така
на пост? —
Към бреговете на нови столетия
ний сме едно
поколение-мост! Не е ли,
радост голяма,
велика да знаеш
какво
и защо
си творил? — За нищо аз
никога,
с никого такава радост
не бих заменил!

Пеньо Пенев

 

26 апреля

Обида стережёт тут
хранимых нег итоги.
Хиреет оттиск солнца
мечты всегда в зенит.
И колокол прощальный
в тревожной безнадёге
в душе моей не молкнет,
рыдает и звенит.

Мне, любонька, довольно,
что ты со мной несчастна,
что смех и вера в завтра
со мной к тебе нейдут.
Я чаши горечь вольно
пью, не дождавшись часа:
кому зари отрада,
а мне гляди капут.

26 апреля 1959 года, из предсмертного дневника поэта

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


26 април

Обида тук дочака
опазената нежност.
Линее сетно слънце
на смелите мечти.
И траурна камбана
в тревожна безнадеждност
в душата ми не стихва,
ридае и звънти.

Додея ми, любима,
че с мен не си щастлива,
че смях и топла вяра
не носи моят ден.
Обиден аз допивам
чашата горчива
и може би наскоро
ще зазори без мен.

26 април 1959 година, от предсмъртния бележник на поета

Пеньо Пенев

Комментариев: 0

* * *

Полёт

Ты распускаешься бутоном —
новы подённо лепестки,
и с каждым днём, как с шагом новым,
мы пуще далеки...

Твой взор всё чаще полыхает,
смелее голос твой теперь
к тебе волшебник-мир взывает:
поверь, не то проверь.

И впредь тебе моих не хватит
сердечных утешений, нет,
не думай, что в родных объятьях
весь белый свет.

Ты как река: бежишь, преград не зная,
всё дальше от меня в пути своём.
А я стою, напрасно руки простирая —
полёт твой не прервут они вдвоём!

Бленика (Пенка Денева Цанева)
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Полет

Разгъваш като цветна пъпка
листенца нови всеки ден
и всеки ден за теб е нова стъпка —
все по-далеч от мен...

По-често погледът ти вече пламва,
по-смел ти е сега гласът —
светът като вълшебник те примамва
със свойте чудеса.

И няма вече никога да бъде —
утеха да намираш в мойта гръд,
да мислиш, че сред моите прегръдки —
заключен е светът.

Като река, що нищо не запира
все по-далеч от мен е твоят път,
напусто своите ръце простирам —
не могат твоя полет те да спрат!

Бленика

Комментариев: 0

* * *

Надежда

Мне снилась ты на родине моей...
где дама ручкой разлилейно-снежной
по улицам меня водила нежно
где каждый угол мне ещё больней
вскрывал воспоминаний самоцветы.
Забыла я во сне тоски заветы
и город с восхищеньем озирала:
простор, Дунай и зелени немало...
Она меня вела крутою улкой
и ноги подкосились у меня
когда, по лестнице поднявшись, я
узрела (лет былых уколы)
знакомые ворота школы.
Я встала и, отпраздновав соседство,
железную поцеловала ручку
ловлённую моей ладошкой детской
и в сад вошла знакомый и нескучный.
Был воздух там всё тот же первозданный,
акации низали белые намиста,
Дунай струился спинкой серебристой
а ниже окон чудно расцветали
белы, белы, белы тюльпаны...
Я подошла — и с ужасом вскричала
водой нечистой, илом, грязью, калом
обрызгал некто белые цветы,
и гусень ела свежие листы.
Я выкликнула старого слугу, бай Гену...
увы,
не сторож прежний жил во флигельке:
на крик мой вышел незнакомец дивный
и рёк мне на нездешнем языке:
«Что вам угодно в нашем городке?»
Я онемела от чужой молвы,
не в силах возвратить ему вопрос наивный.
Забытой скорби истинная сила
мне в сердце хлынула. Я голову склонила,
заплакала всё пуще и больней
в плечо белянки-спутницы моей.
Но та шепнула, мне погладив вежды,
«Меня припомни и живи смелей.
Твоя подруга девичья, Надежда».

Бленика (Пенка Денева Цанева)
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Надежда

Сънувах те във родния си град...
една жена с ръка лилийно снежна
поведе ме из улиците нежно,
и всеки ъгъл тук ми бе познат
и криеше за мене спомен скъп.
Забравила на сън бях свойта скръб
и гледах с поглед възхитен:
простора, Дунава, брега зелен...
По стръмна уличка ме тя поведе.
краката си усетих подкосени,
когато на стъпалото последно
видях (като че времето се завъртя) —
училището и познатата врата...
Все тъй бе въздухът тук свеж и чист,
акациите нижеха гердани бели
и Дунавът разкрил бе гръб сребрист,
а край прозорците за чудо нацъфтели
лалета бели, бели, бели...
Аз приближих — извиках ужасена:
с вода нечиста, замърсена
бе ръсил някой белите цветя,
а в чашките гъсеници ядяха свежите листа.
Поисках да извикам стария слуга — бай Гена,
ала —
привлечен, може би, от моя вик —
отвътре някакъв човек излезе — непознат
и рече ми на чужд език:
“Що търсите, госпожо, в тоя град?”
Аз гледах нямо тоя странен гост —
не би ли трябвало на него да задавам аз такъв въпрос?...
Забравената скръб — стихийна сила
нахлу в сърцето ми. Глава склонила,
заплаках аз неудържимо
на рамото на светлата жена.
И сетих как над мен се тя навежда
и шепне ми: “Мълчи, не ме ли ти позна?
— Твоята приятелка в детинството — Надежда.”

Бленика (Пенка Денева Цанева)

Комментариев: 0

* * *

Введение (Богородицы)

Невидимые руки отворили
навек похоже запертую дверь
и позабытая река омыла
сердца двоих: моё, твоё. Теперь

дитя стоит у летнего порога
в пригреве храма огненной реки
и тянется молитвенно и строго,
и ждёт ведущей путника руки.

Сирень едва шумит под трёпким ветром —
её цветами сытится трава
а там, вдали, вдоль стёжек незапретных
незримый дух колышет дерева.

Твоя заминка вот, незнамый странник,
тебе навстречу — тряская рука,
и солнце пламенеет в звонкой рани:
ликует многоласая река.

Бленика (Пенка Денева Цанева)
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


Въведение

Една врата завинаги заключена
отвориха невидими ръце —
и плиснаха водите на забравен ручей
връз моето и твоето сърце:

Едно дете застанало на прага,
само като пред свято Въведение,
молитвено към изгрева посяга
и чака пътник да го поведе.

Шуми разцъфналия люляк леко
и вятърът цветенцата пилей,
далеч по многостранните пътеки
невидим дъх дърветата люлей.

И ето — спираш ти — незнаен странник —
и хващаш треперящата ръка:
и пламва слънцето, звънят камбани
в ликуваща, многогласна река.

Бленика (Пенка Денева Цанева)

Комментариев: 2

* * *

***
О, кто устроил огненную жатву
кто этот знойный день по мне зажёг?!
О, кровь моя горит, светла, мне жарко
на алтаре, где сполохи не шёлк!

Зажгу и я старинное кадило,
чем верно Божью вымолю любовь,
нарву в саду букет гводзик немило,
утру белынью цвета с Тела кровь.

Пусть кончится святая литургия,
пусть фимиам во ветру унесёт
из сердца чарованья неблагие,
из мрака душу вынесет-спасёт.

Но кто в меня глядит с иконостаса
с укором строгим— нет тут никого —
и чаша, вознесённая прикраса,
близ уст дымится Бога самого?

Бленика (Пенка Денева Цанева)
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы


***
Кой запали огнената жътва,
кой запали тоя зноен ден,
та гори кръвта ми в светла жертва
и ликуват пламъци край мен!

Ще запаля старото кандило
и ще моля Божията любов,
ще накъсам бели карамфили
да направя за Христа покров.

Нека мине свята литургия,
нека дим кандилен разнесе
на сърцето лудата магия,
на душата мрака да разсей...

Но защо от иконостаса
някой гледа в мене с укор строг
и дими поднесената чаша
до устата на самия Бог?

Бленика (Пенка Денева Цанева)

Комментариев: 0

Солнце

Солнце

Опять твой взгляд меня находит:
лучи, сбудившись, топят лёд,
и снова буря в сердце бродит,
и через край волненье льёт.

Златая сеть меня свлекает
опять к неведомым брегам,
и гласье нежное взывает,
и пики снежные блестят.

Я верно силой набираюсь,
стихийным отблеском тебя —
он чудно сытит прахом парость
и пышный хлеб дарит любя.

И я хочу запеть как птицы,
расти как звонкий колос ржи,
на крыльях ласковых резвиться,
с прозрачным ветром подружить...

Бленика (Пенка Денева Цанева)
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы



Слънце

Отново твоят поглед ме намира,
лъчите на леда топят
и пак събудени, немирни
вълни от мойта кръв шумят.

Повлича ме отново златна мрежа
към нови неизвестни брегове,
зоват ме гласове разнежени
и блеснали планински върхове.

Усещам пак у мене сила пламва,
стихийно бликнала от теб,
която и пръстта корава
превръща в ароматен хляб.

И искам с птиците да пея,
да растна в житните стъбла,
със ветровете да развия
прозирно ласкави крила...

Бленика (Пенка Денева Цанева)

Комментариев: 0

* * *

Старый город

Эта улочка знакома —
сон ли мой, мечта...
Церковка, чешма* у дома —
кто мне машет там?

Юность ты меня поныне
тихо ждёшь в лесу?
май ушёл — осенний иней
выбелил росу.

Янтра** снова задремала,
глянь в неё сама:
кажет чудное зерцало
звёзды и дома.

Утонул в реке холодной
звёзный окоём?
Лаз найдётся подколодный
в прошлое моё?

Спите, спите, о виде`нья,
в омуте реки!
мёртвых звёзд не трону теней
пальцами руки!

Где-то в чаще бродит осень,
снега трусит ком;
грёзы выплаканной просинь
в пропасть кувырком.

Бленика
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы
* фонтан или бювет;
** река на севере Болгарии, правый приток Дуная, протекает в г. Габрово



В стария град

Уличката е позната —
сън ли е, не знам...
Ето църквата, чешмата —
кой ми маха там?

Ти ли чакаш, моя младост?
как ли ме позна?
беше пролет — днеска пада
есенна слана.

Янтра пак лежи заспала,
в нейните води
гледай — чудно огледало:
къщи и звезди.

Там ли някога потъна
един звезден свят?
Миналото кой погълна?
Що е то “назад”?

Призраци, о спете, спете
в тихите води!
мои стъпки, не будете
мъртвите звезди!

Виж, в гората с първи тръпки
броди есента,
ехото на мойте стъпки
пада в пропастта...

Бленика (Пенка Денева Цанева)

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3 4 5 6