* * *

Родина

1.
Я — наследник
законно признанный:
признан временем
его родственником.
Я богат!
Очень богат!...
Моё богатство
зовётся
Родиной!

2.
Коль на чужбину век меня забросит,
заботой тяжкой жизнь мою задавит,
иссушит жаждой, голодом закосит,
измучит, злобный, страшными трудами,
без глаз меня оставит в бездорожье,
без рук и ног в огне лихого дня,
то пусть хоть сердце, грудь мою тревожа,
теплом надежды балует меня,
и гонит кровь в натруженные жилы,
и ты жила бы, Родина! Тогда
я всё стерплю
и, обретая силы,
превозмогу судьбину и года!
С тобою наши радость и беда!
К тебе вернусь я тропкой, мною битой!
Марица так, свежа и холодна,
с озёр сбегает Рилы ледовитой,
без устали ночной трудясь все дни,
в Эгей лазурный весело стремится,
как я, любовью сына к ней гоним,
стремительно лечу в Отчизну влиться,
в судьбу твою до капли неприметной
себя отдать и стать твоей волной.

В любви святой и жизни беззаветной
исполню я обет суровый свой!

3.
Ужель в пылу любовного разлива
красой твоей я страстно удивлён,
иль оттого, что очень ты красива,
меня любви к тебе объял полон.

Уж оттого, что я в тебе родился,
и возвеличен именем твоим,
мой день земной тобою прояснился,
и твой завет во мне неугасим.

4.
Расплещи я хранимую
веру,
обрати её
в дела удалость,
ты бы Родина,
не утруждалась
пробивая тоннели,
к примеру,
запрягая турбинами
токи...
Ныне вера моя,
озабоченная
счастьем мiра,
пошла бы
рабочею
вместо дизелей всех крутобоких.
Ты б усталостью
рук её верных
напоила иссохшие пашни;
приласкала бы
солнышка
краше
человечьи усталые нервы.

5.
Родина-матушка милая,
батюшкин тёплый очаг.
Нас не разделит
сила постылая,
вместе
не выдюжит враг.
Люба ты мне,
как эпоха бессонная
битвы за мир,
наши пашни,
родные дома.
Сердцем любовь моя
проголосованая
и утверждённая
штабом ума!
Даже когда
океаны высохнут,
звёзды настигнут
стужа и смерть,
в бессмертии Родина
будет выситься —
вечно великая,
солнцеликая
— петь и гореть!
Родина, знаю,
мало любить тебя,
надо мне быть
любимым тобой!
Поэтому,
уюты дней трудом огрубя,
я отвергаю
покой!
Ты понимаешь меня
в тревоге побудной!
Ты много
дала мне,
и долг мой огромен!
И мне в жизни трудной,
чертовски трудной
надо вернуть
втройне!

6.
Есть у меня глаза
сине-зелёные,
чтоб видеть
сквозь зарево
впереди
победы
пока не рождённые —
видь ими,
Родина,
и вместе со мной
иди!
Есть у меня руки
— они в Димитровграде
строят счастье,
и карабин
могут в битве
держать,
ради
тебя, Родина
— ты им господин!
Есть у меня сердце
болгарское,
смелое —
с тобой радуется,
с тобой скорбит.
Прикажешь
— будет оно
во тьму сколков
разбито:
ими я к цели
наш путь
сделаю.
Ступай, Родина,
по этому сердцу!
Моя вера,
и радость,
и скорбь,
и тревога —
всё, чему я
обучен в строю,
всё, что умею,
и знаю — так много —
тебе отдаю!

7.
Люблю я твой безумствующий ветер,
когда шумит он будто горный сель,
когда он облака клубами вертит
и в бой метёт их, буйствуя досель!
Люблю тебя, когда под вечер
далече
над синими лесами,
горят закатные пожары
на скалах-стражах,
когда кипящий гнев вершин
крошит
завесы дождевые
над полем, где,
как солнца
лица-сполохи,
горят и дивятся
цветы-подсолнухи.
Люблю я сенокосов спор,
росистые левады,
озёра-быстрицы, что с гор
бросают водопады.
и реки
тряско-ледоходные,
и на равнинах
нивы хлебородные,
колышимые ветром
торжественными волнами,
и лозы
с гроздьями тяжёлыми —
поспевшими,
янтарно-жёлтыми.
Люблю сады твои шумливые,
где виснут до земли
на гибких ветках
и яблоки румяные,
и абрикосы золотые,
и бархатные сливы.
Люблю я ночи тихие твои и вечера
когда буянят вихри до утра,
и первый майский гром,
гремящий как салют ступающему лету
небесный занимающий хором
над лугом, где бойцы-снопы отпеты
траву убравшим звонкокосым хором.
Милы напевы мне старинные твои,
где боль и ярость с игом водят всё бои,
и стайка девочек на ниве новостройки —
звон голосов, смешок их бойкий
Я ощущаю пульс твой скорый
как только тракторов когорты
выходят в поле,
где в голубом раздоле
колонной солнечной шагают облака
сверяясь с жилкой Родины виска.

8.
Есть у тебя красавица-жена
родившая первушу-златовласку,
чей голосок как звонкая струна.
Есть мама у тебя — добро и ласку
дарила с малых лет тебе она,
глаз не смыкая, песенки певала,
и ныне, хоть и юность её пройдена,
за молодость твою бы всё отда`ла —
… и это Родина!

9.
Есть друг мой верный, дорогой —
завод мы вместе возводили,
труды и хлеб, жару и зной
бессменно пополам делили.
И с корпусами заодно
росла и крепла дружба наша;
он был мне как брат родной —
с таким любой урок не страшен.
Три раза осень осеняла нас,
мы три зимы на стойке скоротали,
нам три весны цвели и в добрый час
три лета грозами вовсю трещали
топя людей с машинами порой
но мы беду успешно миновали —
ведь рядом был товарищ мой —
и стройку Родиной назвали!

10.
Есть друг у меня

отличный один:
похожий на вас он
— в зерцало гляди.
Мы месте служили
в одном батальоне
и снова сойдёмся,
коль надоба сгонит!
К плечу моему —
его плечо,
к штыку моему —
его штычок!
Будь завтра я
ранен в бою —
меня он под пулями
вынесет точно
и место моё
займет в строю,
а если умру я
в строю ненарочно,
он песну мою допоёт
и долг мой исполнит заочно,
и мой карабин понесёт —
суть Родина это, как всё!

11.
Младые строители
строят дом
многоэтажный —
солнце их парит,
дождь их мочит.
И дом этот млад 
настолько, что даже
тень не бросает:
молод он очень.
Строят строители,
валят взашей
мечты в фундамент,
в формы рабочие
с бетоном льют их —
и видят уже,
видят
— все этажи
наконец кончены:
трехсот окон
стёкла ясноокие;
за окнами
— комнаты
приветливо просторные,
потолки — высокие,
коридоры — широкие,
широкие и длинные;
мозаики узорные:
в чёрных квадратах —
белы` горошки
и розовых жилок
переплетенье.
А на балконах —
с геранью горшки
и хрупких цикламен
цветенье.
Идут с работы
в спецовках бойкие,
улыбчивые люди.
А кто-то свищет...
Песню свою,
начатую на стройке,
длит он в доме,
пока ключ ищет.
Возводят основы
зодчие ревностно
и знают—
намеченное
будет допето!
Эти основы,
мечты
и уверенность —
Родина это!

12.
На этой земле
деды мои
вершили
славные дела,
эта земля
Левски и Ботева
родила,
земля,
где герой
смерть песней
встречал
и Димитров
светлый путь
начертал —
я унаследовал
эту землю
с боевой славой,
с Волой и Шипкой,
Одрином,
Сентябрём и Дравой!
К этой земле
новые убийцы
с Западенья
тянут лапы,
готовые
для нападенья.
О войне они кричат
в злобном раже,
а мы говорим
о высоких урожаях
свеклы и ржи
и боремся,
улучшая нашу жизнь.
Напрасны
их замыслы и виражи —
наша земля
пороховым дымом дышала,
до корки прочла
войны кровавую книгу
и знает
как вставать мигом
на бой
с незваными
тиранами —
ценой немалой
возвращенная,
она останется
у нас навсегда,
непокорённая!
Не хотим
быть мишенями,
ходить
под бизнесменами
кровожадными!
Перед гиенами
на колени мы
никогда
не упадём,
Спокойно, Родина,
всё путём!
Пусть они
клевещут!
Пусть оружием
враги
громыхают!
Знай,
что вихри
и молнии
кружат
только
верхами! 

Пеньо Пенев
перевод с болгарского Терджимана Кырымлы



Родина

1.
Аз съм наследникът,
законно признат,
признат от времето
за негов роднина.
Аз съм богат!
Много богат! —
Имам богатство
с име
Родина!

2.
Животът в чужди край да ме захвърли,
с най-тежки мъки там да ме притисне,
да съхне жадно гладното ми гърло,
порой от грижи ядно да ме плисне,
без път и без очи да бъда в дните,
да бъда без нозе и без ръце —
щом с топлите си удари в гърдите
напира още моето сърце
и тласка кръв по живите ми жили —
и ти, Родино, ще си жива! Зная!
А щом си жива, аз ще найда сили,
ще имам сили
всичко да изтрая!
Ще бъда с тебе в радост и беди!
Не ще се върна! Няма да се спра! —
Марица както своите води
към рилските кристални езера
назад не връща нито за момент,
а бърза устремена към Егея —
синовната ми обич всеки ден
така е устремена като нея —
в съдбата ти до капчица готова
да се прелей, да стане твой талаз.

На тази обич клетвата сурова —
докрай, всецяло ще изпълня аз!

3.
Дали защото обич в мен прелива —
от красотата ти съм удивен,
или защото много си красива,
затуй прелива толкоз обич в мен?
Дали защото в тебе съм роден
и нося твоето велико име —
дали затуй е ясен моя ден
и вярата ми в теб — неугасима!

4.
Ако беше енергия
вярата,
ако беше
двигателна сила —
ти, Родино,
не би се потила
да пробиваш чукарите
и да впрягаш реките
в юзини. —
Днеска моята вяра,
загрижена
за човешката радост,
би движила
всички твои машини!
От ръцете ти взела
умората —
ще пои зажаднели полета;
като слънце
ще топли
и свети
в домовете на хората.

5.
Родино моя — майчице мила,
бащино топло огнище! —
Не ще ни раздели
никаква сила,
не ще ни раздели
нищо! —
Аз теб обичам, защото
с теб извоювах
мир и свобода,
радост и хляб.
Обичта ми е
от сърцето
гласувана
и утвърдена
от разума-щаб!
Дори да пресъхнат по света
океаните,
слънцето
някога да угасне дори —
безсмъртна винаги
ще остане тя,
вечно велика,
ще блика
ще пей,
ще гори!
Зная, малко е
само да те обичам, Родино! —
Трябва да бъда
от тебе обичан
и аз!
Затова дните ми
няма да минат
в спокойствие
нито час!
Разбираш ли ме
в тревогата будна? —
Ти много ми даде
и моя дълг е
голям!
И ми е трудно,
дяволски трудно,
защото
и аз
трябва да дам!

6.
Имам очи —
очи синьозелени;
за да виждаш
напред
сред лъчи
победите си
неродени —
гледай Родино
с моите очи!
Ръце имам, които
в Димитровград
строят
щастие,
и карабина
в бой
ще умеят
как да държат —
тези ръце са
твои, Родино!
Има в мене сърце
— българско,
смело —
то с тебе се радва,
с тебе скърби.
И кажеш ли —
на милиони частици
бих го разбил —
с него
към твоята цел
твоя път
ще постеля. —
Мини, Родино,
по мойто сърце!
Моята вяра,
моята радост,
и скръб,
и тревога,
всичко, което научих
в строя,
всичко, което
имам,
зная
и мога —
всичко е
твое!

7.
Обичам непокорния ти вятър,
когато зашуми като порой,
когато накълбява в небесата
и смита облаците в бой!
Обичам те, когато вечер
надалече
над сините гори,
чукарите —
горят на залеза пожарите,
когато кипналият гняв на висините
надвеси
дъждовни завеси
над равнините,
в които
с жълти лица
като слънца
греят и гледат
цъфналите слънчогледи.
Обичам сенокосните ти дни
из росните ливади,
бистроезерните планини
с гърмящи водопади,
реките
с трясъците ледоходни
и в равнините
хлебородни -
житата
тържествено плиснали
вълна след вълна,
в лозята —
гроздовете тежконадвиснали,
с кехлибарени едри зърна.
Обичам градините зеленозашумени,
клони свели чак до земята
с мъхести праскови,
зарзали златни
и ябълки сладки, румени.
Обичам твойте вечери и нощи тихи,
и буйния ти зимен вихър,
и дните ти, когато
като салют на идващото лято
първият пролетен гръм прогърми,
когато то заеме из полята
позицията своя
и разгърне строя
на бойци-кръстци.
Свидни са за мене песните старинни,
с гняв и болка пълни от робските години,
роякът на девойки в блоковите ниви,
крехкият им смях и гласове звънливи.
Аз чувам как сърцето ти пулсира,
когато тракторите с марш напират
из полето,
над което
слънчевите облаци манифестират
по синия площад на небето.

8.
Ти имаш ласкава жена, нали?
И малка, златокоса мила рожба;
гласчето й като звънче звъни.
Ти имаш майка, тъй добра, грижовна,
която в ранните ти детски дни
над теб е бдяла, песнички ти пяла,
и днес, макар че младостта й мина —
за твойта младост всичко пак би дала,
— Това е то Родина!

9.
Другар аз имам верен, скъп —
завода с него ний строихме
и всяка радост, всяка скръб,
легло и хляб — на две делихме.
Ведно с бетонните стени
израсна дружбата голяма;
в задъханите трудни дни
навсякъде ний бяхме двама.
Три пъти идва есента,
в строежа с нас три зими бяха,
цъфтя три пъти пролетта
и три лета над нас трещяха
внезапни бури, с дъжд порой
залели хора и машини.
Но с мен бе той — другарят мой,
и аз през всяка трудност минах.
— Това е то Родина!

10.
И другар прекрасен
имам аз;
познавате го —
той е като вас.
Ний с него
в батальона бяхме двама,
и пак ще бъдем,
щом настъпи миг! —
До рамото ми —
неговото рамо
и до щика ми —
неговия щик!
Ако ли утре
ме ранят във боя —
той под обстрел
ме би изнесъл;
той мястото ми
ще заеме в строя,
ако се просна мъртъв
на превала,
той ще допее
мойта песен,
която заедно сме пяли
и в нови боеве понесен —
ще вдигне
мойта карабина.
— Това е то Родина!

11.
Строители млади
строят
нова сграда;
мокри ги дъжд,
слънце ги пърли.
И сградата млада е,
толкова млада,
че даже
тя сянка
още не хвърля.
Строят строители,
здраво зазиждат
в основи
мечтите си;
в тежки кофражи
с бетона ги вливат —
и вече виждат,
виждат
— завършени
всички етажи —
с триста прозорци
— стъкла яснооки;
зад прозорците — стаи
просторно приветни,
тавани —
високи,
коридори —
широки,
широки
и дълги;
в мозайките цветни
точици бели
в черни квадрати
с розови жилки
са се оплели.
А по балконите —
саксии с мушкато,
и крехки циклами
са нацъфтели.
Идат,
завръщат се
в работни дрехи
усмихнати хора.
А някой свирука. —
Своята песен,
започната
в цеха,
той продължава
и в тоя дом тука.
… Зидат основите,
мечтаят
зидарите
и знаят —
ще бъде
така
след година! —
Тези основи,
мечтите
и вярата —
това е Родина!

12.
Тази земя —
земята на моите храбри деди,
която Левски и Ботев роди,
в която герои
срещаха с песен
смъртта
и Димитров
светъл път начерта —
аз
наследих
тая земя
с бойната слава
от Вола и Шипка,
от Одрин,
Септември
и Драва!
Към тая земя
нови убийци от Запад
протягат лапи,
готови за напад.
За война те крещят в злоба,
а ние говорим
за високия добив
от житото
и от цвеклото
и се борим
да стане
по-хубав
живота. —
Напразно се готвят,
защото
такава земя,
дишала
на дните барутни
дима,
прочела докрай
на войната
кървавата книга,
която знай
на бой се вдига
с неканените тирани —
такава земя,
на нас поверена,
ще остане
завинаги
непокорена!
Не искаме да бъдем
мишени
на бизнесмените
кръвожадни!
Пред хиените
на колени
никога
няма да паднем!
Бъди спокойна, Родино!
Нека те клеветят!
нека ръмжат
враговете! —
Знай, че
бури
и мълнии
кръжат
само
над върховете!

Пеньо Пенев

Обсудить у себя 1