* * *

Никола Вапцаров, «Рокотная волна». Пьеса (отрывок 2)


Восьмая сцена

Входит Елена.

Андрей. Думаю трудиться, если найду себе дело.
Елена (Попову). Зачем ты об этом спрашиваешь? Или он не у себя дома? Андрей будет работать. Андрей станет ваять.
Попов. И ты спешишь. Погоди… Я бы очень хотел.
Андрей (с невыносимой болью) «Ты останешься тут… начнёшь трудиться над своими статуями...»
Попов. Знаешь, я часто винил себя… Может быть, морская жизнь дала огня моим жилам. А ты передай его своим статуям — и я буду тебе очень признателен.
Андрей. Понимаю. Только я хочу настоящего дела. Не желаю быть ничьей обузой.
Попов. Андрей, вас только двое — ты и Лилия. Ради вас мы трудились всё жизнь и стерпели много горечи. Ты довольно выстрадал. Оставайся с нами, трудись над своими скульптурами и забудь прошлое. Может быть ты и прав в отношении религии. Но я стар, Андрей, и не уже не могу летать так высоко…

Слышен шум останавливающегося автомобиля.

… Это они. Прошу тебя, Андрей, будь разумен. Председатель и инженер Романов — не плохие люди… (Запинаясь.) Председатель… так сказать… Председатель —… наш покровитель… (Испуганно смотрит. Елена нервно ищет себе место на сцене.)
Андрей (с болью). А где твоя бескомпромиссность, батюшка?
Попов (подходит к Андрею и обнимает его, не давая ему говорить). Довольно, довольно, мой мальчик… Как хорошо теперь… и ты вернулся… в здравии. После мы поговорим о бескомпромиссности. та… Знаешь, Андрей, я хотел бы, чтобы ты изваял Бранда (герой одноимённой пьесы Ибсена, — прим. перев.), с веющимися волосами, в момент, когда он пересекает вспененный фиорд…


Девятая сцена

Двери слева открываюся. Входят председатель, инженер Романов и Жорж.

Романов (басисто смеётся). Глянь какая красота… Правда, дорогой председатель?.. После виденной тобой крови ты лицезреешь сентиментальную сцену… В самом деле красиво?.. (Смеётся.)
Председателят. Вы всё шутите. Впрочем, ваш смех не вполне уместен.
Романов. Вот как?
Жорж. Конечно, не красиво потешаться над отцовскими чувствами.
Попов. Разве я не имею права, г-н председатель?
Председателят. Конечно, конечно.
Жорж. У инженера Романов никогда не было детей, и он не понимает.
Елена. Прошу вас, господа. Почему вы не садитесь?
Попов. Да, я совсем забыл.
Романов. А кто нас представит?
Попов. Погоди, Романов, ты хочешь, чтобы всё работало как машина. (Указавая на Андрея.) Мой сын. (Жестами руки представляет ему.) Господин Пдедседатель управляющего совета компании. Инженер Романов, заведующий технической службой. И Жорж, как все его тут зовут, сын господина Председателя.
Андрей. Но я прежде знал господина председателя и его сына.
Председатель. Совершенно верно. Только вы внешне изменились до неузнаваемости… Возмужали.
Романов. И вот, вы верну-у-у-лись. Какая никакая. а родина… Это хорошо… да, да, прекрасно. Где вы были, если мой вопрос вас не огорчит?
Андрей (бодро смеётся). Почему огорчит? Я не был в тюрьме.
Романов (смеётся). Достойный ответ. В России вы были?
Андрей. Нет. В Германии.
Елена. Вы словно с допросом. Не лучше ли нам начать с рюмки ликёру?
Попов. Непременно, Елена.
Председателят. По случаю возвращения вашего сына, да?
Елена. Да, у нас сегодня праздник. Извините за совпадение. (Уходит.)
Романов. Она верно очень рада?
Попов. Мы все рады.
Жорж. Знаете ли, и я рад вашему возвращению. Лилия часто мне рассказывала о вас.
Андрей. Вот как? Почему вы радуетесь?
Жорж. Не знаю. на мне кажется, что мы можем стать добрыми друзьями. Будем кататься на нашем автомобиле и говорить о многих вещах.
Андрей. Кто знает, будет ли у меня время..
Жорж. Не беспокойтесь. В таком городе у тебя времени всегда больше чем нужно.
Романов. Я вполне согласен с Жоржем. Здесь просто не знаешь как убить это чёртово время.


Десятая сцена

Входит Елена.

Елена. Женись вы, наверное так не было бы.
Председатель. Да, господин инженер, если бы вы женились, завели детей, времени вам верно бы не хватало.
Попов. Теперь ты — корабль бые определённого порта назначения.
Романов. И так лучше, правда? Вечно в открытом море...
Попов (смеётся). Да, романтично...
Жорж. Это потому что у вас уже нет энергии. И не только у господина Романова, а почти у всех старых. Я никогда не могу остаться без цели.
Романов. Установить рекорд автомобильной скорости в Болгарии?
Жорж. И пусть, всё же это цель. Затем — подготовить речь...
Романов. Ты ещё не подготовил её? За это время я успел бы сделать два капитальных ремонта.
Андрей. Вы говорите о речи. По какому случаю?
Жорж. В нашем городе готовится футбольный турнир, и по этому случаю мне надо выступить с речью. Ах!… вот, у меня идея! Вы можете помочь мне.


Одиннадцатая сцена

Входит служанка и всем подаёт рюмки. Оставляет поднос с бутылкой ликёра и уходит.

Андрей. Не знаю, чем могу быть вам полезен.
Попов. Видите, Жорж прав: молодые стаду приступают к делу. Нам, кораблям, пора на списание.
Жорж. Будет прекрасно, если вы украсите салон к завтрашнему. Батюшка уже обещал мне свою поддержку.
Председателят. Можете назвать турнир именем компании. Это придаст ему солидности и вызовет общественную поддержку.
Жорж. О, великолепная идея!
Романов. Но мы отвлеклись, господа. За здоровье!
Попов. За здоровье молодых.
Председатель. За здоровье вернувшегося. Парень, эта фабрика высится на плечах вашего отца и инженера Романова. Мы желаем, чтобы вы, наши сыновья, сберегли и удвоили наше достояние. Это не трудно. Вам понадобится немного ума и никаких сантимантов. Остальное легко.
Романов. И за ваше здравие, господин председатель, мотор фабрики! За здоровье всех. (Смеётся.) И за мои почки…
Елена. Пардон, я совсем забыла, что вам не следует подавать ликёр.
Романов. Ничего, госпожа, выпал экстренный случай.
Председатель. Вам надо блюсти предписания.
Жорж. И правда, господин Романов, почему вы не принимаете меры? Деньги у вас есть, и вы не лечитесь у специалиста?
Романов Где время найти, где оно?
Андрей. Я думаю, что с деньгами у вас и времени довольно.
Романов. Теоретически да. А практически дело выглядит несколько иначе.
Андрей. Почему?
Романов. Поскольку сегодня случится одно, завтра другое и время никак не станет. Например, этим утром какой-то шкив кого-то замотал… Кто ответит? Я. Кто уладит дела с разными комиссиями? Я. Вы не знаете отвественности. И затем, как говорится, каджое предприятие имеет свою интимную жизнь. Не скрывая её, я рискую прежде всего своими акциями.
Андрей. Та-а-ак… Значит и вы владеете акциями фабрики, отчего скрываете «её интимную жизнь»?
Председатель. Вообще во всей промышленности, на каждом предприятии есть свои теневые стороны. Так необходимо.
Попов. Они молоды и ничего в этой материии не смыслят.
Елена. Борис, а ведь он инженер. Может быть Андрей прав.
Попов. Какой инженер?!
Елена (с удовольствием). Я забыла тебе сказать, что Андрей получил диплом.
Попов (неожиданно обрадован). Правда, Андрей?
Романов. Вы инженер? Какого рода?
Андрей. В прошлом году я закончил механический факультет.
Председателят. Вот она, рациональная молодёжь.
Попов. И теперь ты инженер? Андрей, а как ты смог выучиться, откуда взял деньги?
Андрей. Эх, зачем теперь бередить больную тему? Конечно, не легко работать ночью, а днём слушать лекции; не легко каждому второму студенту делать чертежи. Но всё проходит…
Попов (сконфуженно). Да, да, не будем к этому возвращаться… всё проходит...
Председателят. Видишь, Жорж, это — положительный человек. Таким людям можно доверить всё.
Андрей. Там было много таких, и все остались без работы.
Председателят. Будьте уверены, что вам довольно было выбраться оттуда, а остальное просто.
Романов. Погодите, погодите… М-м… почему невозможно?.. Господин председатель, вот удобный случай в угоду моим почкам. Недавно вы сказали, что таким людям можно доверить всё. Я уже стар. У меня есть акции, и государственная пенсия… зачем мне ещё дела? Вот мой наследник. А я устал, с меня довольно.
Председателят. Это невозможно, но… скажем так, он пока слишком молод.
Романов. Хорошо, но пока только начало мая. Пусть он поработает со мной два-три месяца, а затем...
Елена. Ах, я очень-очень признательна вам, господин Романов.
Попов. Вы просто жертвуете собой.
Романов. Нисколько. Мне необходим длительный отдых, а ещё лучше — полная отставка. Здоровье прежде всего.
Елена (кокетливо председателю). Надеюсь на вашу доброту...
Председателят. Почему нет? Пусть отработает испытательный срок, а, Романов? Ещё лучше для нас — ответственный пост займёт человек из нашей среды. Но мы пока его не спросили.
Елена. О, Андрей согласится.
Андрей. Я согласен в крайнем случае на должность обыкновенного техника.
Попов. Ну что ты, Андрей?!
Елена. Я бы такого не допустила.
Председатель. Не беспокойтесь, госпожа, я согласен. Нам нужен кадровый резерв.
Елена. Вы согласны?! (Ласково смотрит на него.) Благодарю вас, господин председатель.
Попов. Просто не знаю, как мне вас отблагодарить.
Андрей (со сдержанной учтивостью). И я также. Я постараюсь оправдать ваше доверие в качестве техника.


Двенадцатая сцена

Входит Сираков с портфелем. Его рука ампутирована по локоть.

Сираков. Извините… (Раболепно.) Но… господин директор, имею доложить вам нечто важное. Мне кажется, что… но вы лучше знаете, что надо сделать.
Попов. В чём дело?
Сираков (достаёт из портфеля газеты). Прошу-с. В местной газете имеется статья по поводу несчастного случая, ставшегося сегодня утром.
Попов. Дайте.

Сираков стоит за ним и указывает карандашом статью.

Андрей. Что случилось? Какой несчастный случай?
Романов. Неприятности происходят всегда. Здесь не Германия. Там рабочие дисциплинированы, они стерегутся. Сегодня утром рабочий был насмерть затянут шкивом.
Председатель. В Болгарии более 80% несчатных случаев на производстве происходят из-за невнимательности рабочих.
Андрей. Кто у вас отвечает за безопасность?
Романов. Есть такой специалист, но он в отпуске.
Попов. Чёрт побери этого пса Сидерова: он снова скалится.
Романов. Имеет право.
Попов. Какими плевками он нас метит… «фабрика человеческих кож“, „немилосердные эксплуататоры“...
Елена. Фу-у… что за сарказмы!
Романов. Повторюсь — он прав. Я тысячу раз говорил вам насчёт того же. Бросим ему кость — вы заметите, как он умолкнет. Умолкнет, вы вспомните мои слова.
Председатель. Надо подумать. Во всяком случае это надо прекратить. Инженер Романов прав. Только жаль, что эти проклятые журналисты часто меняются в нашем городе. Видите ли, господин младший инженер, „интимная жизнь“ обязываает, но можно и без неё. Но… нам пора.
Попов. В другой обстановке мы успокоимся.
Романов. Нам не следует с самого начала отчаивать моего заметителя.
Елена. Господа, настолько ли важны дела? Именно сегодня...
Председатель. Мы понимаем вас, но надо спешить. В любой момент может явиться следственная комиссия, и мы обязаны достойно встретить их с готовыми показаниями свидетелей-рабочих.


Тринадцатая сцена

Андрей стоит в задумчивости. Остальные, кроме Елены и Жоржа, уходят.

Романов(уходя). Ну вот, коллега, не отчаивайтесь. Всё уладится. Таков принцип жизни машин и производства (Уходит.)
Жорж. Интересный человек этот инженер Романов. Каким вы его находите?
Андрей. Я рано согласился.
Елена. Он оказал тебе большую услугу. Если желаете, я позову пианистку.
Андрей. Как тебе угодно, мать.
Жорж. Непременно. На сегодня я обещал Лили прогулку.
Елена. Вам угодно, чтобы я позвала её?
Жорж. А им не помешает?
Елена. Не беспокойтесь, Жорж, увидев вас, она непременно обрадуется. (Уходит.)
Жорж. О чём вы думаете? Или вы устали?
Андрей. Устал? От чего? Просто я никак не свыкнусь с обстановкой.
Жорж. Тут такая глушь, правда? А там — шум, жизнь… Ах, как мне хочется развеяться, окунуться в тот шум, в то веселье!
Андрей. У вас есть возможность — почему вы не уедете навсегда?
Жорж. Батюшка не позволяет. Я хотел, но он боится. Знаете ли… е его единственный сын.
Андрей. Да, да, естественно...


Четырнадцатая сцена

Ведя Миру за руку, входит Лилия.

Лилия (испуганно). Это кончилось, Андрей?
Андрей. Пока да.
Жорж. Ты испугана, Лили! Чем?
Лилия. А-а-а, Жорж!.. Прости, я забыла… Доброе утро. Ничего, пустяк.
Мира. Лучше я уйду; и без того сегодня мы ничего не сделали.
Лилия. Нет, останься! Прошу тебя, Мира, останься. Пусть нас будет больше… Так красивее...
Жорж. Лили, теперь ты можешь поздравить своего брата с его новой должностью.
Андрей. Вы слишком торопитесь. Ещё не всё решено.
Жорж. Я знаю своего отца — он всегда держит cвоё слово.
Лилия. Какая должность?
Жорж. Твой брат заменит инженера Романова.
Лилия. А господин Романов?
Жорж. Он уйдёт лечиться.
Лилия. Я нисколько не рада.
Андрей. Почему?
Лилия. Я так желала, чтобы ты ваял.
Мира. Значит, вы правда замените инженера Романова?
Андрей. Так они сказали, госпожа. Похоже и вы не рады?
Мира. По правде сказать, нет.
Андрей. Интересно.
Мира. Зачем надо и вам механизироваться? Зачем надо и вам становиться придатком этой фабрики?
Андрей. Поскольку надо есть.
Мира. И вы заржавеете, как все. Непременно покроетесь ржой… Я думала, что вы принесёте сюда нечто новое. Думала, что вы подвигнете людские души. А вы добровольно облекаетесь веригами… Мы и без того очень тихие… Как страшно, что здесь не блеснёт ни одна молния… Я надеялась на огонь, который сметёт ржавчину.
Андрей. А больно?
Мира. От чего?
Андрей. От вериг, от пустоты.
Мира (вздыхает). Да, очень больно.
Жорж. И от скуки, правда?
Мира. Не одна я ждала буревестника, и многие другие. Теперь снова воцарится мертвечина. Будет тихо повсюду… Значит, и вы не несёте в себе огонь?
Андрей. Я понимаю вас… Вы говорите, многие ждут? Давно ли? Желаете огня? Вы ничего не хотите, госпожа моя, вы только грёзите. Невозможно ждать восемь лет, притом ожидая одного предполагаемого буревестника. Кто я такой? Я ничто. Тут есть другие, гораздо сильнее меня. И если я ваша единственная надежда, то долго вам придётся носить свою боль, как тот. (Указывает на «Обременённого».)
Лилия. Зачем ты его коришь, Андрей?
Андрей. Поскольку и он сильно заржавел.
Мира. Вы несправедливы. В нём вы прекрасно воплотили трагедию тишины. Нашей тихости… Бедный, как крот… подобный нам… как все мы. А вы пока не утратили надежду на то, что он когда-нибудь просто стряхнёт своё бремя — иго боли и тишины?
Жорж. Клянусь вам, что я уже не понимаю этой философии.
Лилия. И я. Но мне кажется, что я чувствую.
Андрей (Жоржу). Вы не понимаете, поскольку ваше бремя — скука и только. (Мире.) А как вы воспринимаете «Обременённого» — правда, что несколько односторонне?
Мира. Односторонне?
Андрей. Да. Поскольку некогда я хотел воплотить в нём не только страдание, но и многое другое. Некогда я думал, что он вообще никогда не освободится от своих предрассудков, униженности, от веры в своё подвижничество.
Мира. А теперь?
Андрей. Теперь верю. Уходит время, когда люди думали, что, голодая, они приближаются к богу. Теперь голод учит их добиваться своих прав под небом. Они долго ждали, подобно вам, а теперь они хотят.
Мира. Скоро грянет буря?
Андрей. Будет. Грянет буря, когда человек сбросит своё бремя — и оно падёт со страшным грохотом. Этого человека я хотел бы изваять. (Увлечённо.) Этого человека… Сильного, хмельного от своей свободы… со стальными мускулами… с праменным взглядом...
Мира (в глубокой задумчивости). И возродившийся, правда?
Андрей. И возродившийся...
Мира. И гордый, правда?
Андрей. Да, и гордый… Блистательно молодой...
Мира (в увлечении она незаметно подходит к нему и хватает его за руку). Молодой, молодой!.. Ты его изваяешь!.. Его надо изваять, Андрей! Это необходимо!...
Жорж. О, вы очень быстро коротко сошлись!
Лилия (быстро). Жорж, прошу тебя...
Мира (встряхивается). Да… Что?.. Извините… Что я сделала?.. Простите меня… Мне пора уйти… Так незаметно...
Лилия (уходит с ней). Мира, послушай, я тебя понимаю… Останься, Мира!.. Он не хотел...
Мира. Нет, мне надо уйти… До свидания. (Уходит.)
Лилия. Что ты наделал Жорж! Какой ты плохой!

Андрей мрачно смотрит на него.

Жорж. Что?.. Я пошутил. А она так увлеклась… (Андрею.) Вы будто сердитсь на меня?
Андрей. Несчастная, она видимо сильно страдала.
Лилия. А знаешь, как она чувствует музыку?!
Андрей. И она живёт одними уроками музыки?
Лилия. Она помогает отцу в делах. А когда-то и они были богаты.
Жорж. Я её недолюбливаю. Она будто свысока смотрит на нас, и несколько злобно.
Лилия. Свысока? Как знать, может быть она права.


Пятнадцатая сцена

Входят Повов и Сираков.

Попов. Жорж, мы едем на фабрику. Твой отец спрашивает, с нами ли ты.
Жорж. Конечно я с вами. В такое время одно удовольствие вертеть руль. Лили, когда наша прогулка — ты помнишь обещанное? Сегодня я заберу тебя, и мы прокатимся с ветерком! (Андрею.) И вы, если вам угодно. Я очень раз снова видеть вас после столькх лет. До свидания. У нас будет довольно времени поговорить. Относительно «стальных мускулов» я вполне с вами согласен. (Уходит вместе с Лилией.)
Попов. Андрей, после отдыха тебе надо будет наведываться на фабрику чтобы ознакомиться с машинным парком, главным образом — с двигателем и с котлами.
Андрей. Хорошо. Думаю, что завтра или послезавтра я начну.
Попов. До ухода Романова ты будешь его заместителем, а затем примешь на себя всю ответственность.
Андрей. Хорошо.
Попов (Сиракову). Итак, Сираков, ты отправишься в канцелярию, где подготовишь докладную записку относительно несчастного случая. Никого не принимай. Отредактируй показания свидетелей в нужном духе, о чём я тебе уже сказал.
Сираков. Я понимаю. Господин директор, не лишне доложить вам, что… (Смотрит на Андрея.)
Попов. Ты можешь всё говорить при нём.
Сираков. Значит, Боев науськивает рабочих. Они как бы смеют негодовать по поводу...
Попов. Кто тебе это сказал?
Сираков. Хе-хе-хе, есть у меня чуткие людишки...
Попов (как бы про себя). Не будь он таким способным, фабрика многое бы потеряла...
Сираков. А только того… докладываю...
Попов. Пока оставь это… я знаю. Собери все бумаги и ступай в канцелярию...

Слышен звук клаксона.

… А ты, Андрей, отдохни и можешь прогуляться. (Всматривается в него.) Ты здоров? Всё в порядке? (Приближается к Андрею, хлопает его по плечу.) Только немного бледеню… Ничего, поправишься. (Уходит.)


Шестнадцатая сцена

Сираков кладёт газеты в папку.

Пауза.

Андрей. А вы что?...(Смотрит на него. Пауза.)
Сираков. Ничего.
Андрей. Вы здесь чиновник?
Сираков. Ну в общем… да.
Андрей. В канцелярии?
Сираков. Везде...
Андрей. Имеете профессию?
Сираков. Да, также техник, только на одном из заводов господина председателя я потерял руку.
Андрей. А теперь?
Сираков. Теперь ничего… тружусь...
Андрей (презрительно). Трудишься… А ты знаешь, в чём отличие между тобой и червем?...

Пауза. Сираков удивлённо смотрит на него.

… Отдавишь конец червю отдавить  он отрастёт, а твоя рука — никогда! 

Занавес

перевод с болгарского Терджимана Кырымлы

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: